Людмила Вязмитинова → «Новые голоса новой России» в Нью-Йорке

   Двенадцать лет минуло в этом году премии «Дебют» – премии во многих отношениях особенной, в том числе потому, что ее деятельность с самого начала была направлена на постоянный поиск форм работы не только с литературными произведениями, но и с их авторами. Сообразно этому существующая уже третий год международная программа премии включает в себя не только перевод этих произведений на основные языки мира и продвижение их на мировой книжный рынок, но и организацию регулярных выездов групп лауреатов и финалистов премии из России за рубеж.

   Цель этих поездок внешне проста: как говорится, себя показать – и о себе и своем рассказать, и других посмотреть – и их и о них послушать. Однако хотелось бы изложить некоторые, связанные с этим соображения, возникшие после посещения ряда мероприятий, входящих в программу визита в этом году в город Нью-Йорк одной из таких групп.

    США, как и Англия, входят в число стран, регулярно посещаемых авторами «Дебюта», и это естественно, поскольку самый большой и мощный в мире книжный рынок – англоязычный. В этом году визит в США авторов премии весьма удачно сочетался с работой прошедшей с 5 по 7 июня в нью-йоркском выставочном центре Jakob K. Javitz Convention Center крупнейшей книжной выставки-ярмарки США – ежегодной «BOOKEXPO AMERICA» (BEA). Россия была объявлена почетным гостем ВЕА-2012, и уже 1 июня в ее рамках стартовала проходящая на множестве площадок Нью-Йорка обширная программа «Read Russia», направленная, как было заявлено, на знакомство с российской культурой и налаживание связей с ее литературой – с целью продвижения ее на англоязычный рынок. В работе этой программы приняли участие и авторы «Дебюта».

    Однако визит делегации «Дебюта», в состав которой вошли Валерия Пустовая, Алиса Ганиева, Ирина Богатырева, Игорь Савельев, Александр Снегирев, Сергей Шаргунов, Эдуард Лукоянов, Лев Оборин, Ярослава Пулинович, Полина Клюкина, Арслан Хасавов и Полина Барскова, стартовал несколько раньше – 22 мая – программой «Festival of Russian Arts», прошедшей также на большом количестве площадок Нью-Йорка и организованной для авторов «Дебюта» нью-йоркским фондом «Causa Artium». Фактически, это усилило программу «Read Russia», поскольку цели «Фестиваля» были те же, но с добавлением эпитета «новый». «Новые голоса новой России», «нового» или «пост-пост-советского» «поколения русских авторов» – так именовала авторов «Дебюта» принимающая сторона, сами же они позиционировали себя как авторы «нового реализма» в российской литературе – имея в виду термин, вошедший в обиход после публикации в № 5 журнала «Октябрь» за 2005 год статьи-манифеста Валерии Пустовой «Пораженцы и преображенцы». И надо признать, звучали эти голоса весьма интересно и уверенно.

    Эта уверенность базируется на самом прочном фундаменте: ощущении востребованности. К большинству авторов «Дебюта» оно пришло на волне интереса к их творчеству, возникшему после признания его значимости этой премией и выхода их произведений в ее издательстве. Как известно, премия ориентирована на буквально просеивание огромного – десятки тысяч – русскоязычных рукописей со всего земного шара, с целью заметить в нем все, что стоит быть замеченным, и победители знают, чего стоит их победа. Более того, с самого начала с теми, кто попал в сферу внимания, велась серьезная работа, в которую вовлекались литературные фонды и клубы, а также Центр новейшей литературы РГГУ. Неуклонное расширение издательской программы сопровождалось организацией мастер-классов, сначала для вошедших в шорт-лист, а затем – действующих в рамках клуба «Дебют», по мере своего развития образовавшего разветвленную региональную структуру. И, вот теперь – международная программа.

    Уже на первых, связанных с работой премии «Дебют» пресс-конференциях заговорили о том, что ее деятельность выходит далеко за рамки литературы, что речь идет о социальной задаче – работе с новым поколением, за которым – будущее страны. И вновь и вновь, в своих выступлениях в этом году во время визита в США координатор премии Ольга Славникова говорила, что премия «Дебют» – уникальна, премии такого масштаба нет нигде в мире, что это – «российское ноу-хау», большой, постоянно растущий и дорогостоящий проект, существующий благодаря фонду «Поколение», во главе которого стоит политик и бизнесмен Андрей Скотч. И что это очень перспективный проект, ориентированный на работу с представителями уникального, богатого талантами поколения, которое заслуживает, чтобы в него вкладывались деньги.

    Касаясь вопроса издержек новейшей истории России, Славникова говорила о «глубоких последствиях уничтожения истинных человеческих ценностей», о проникновении во все сферы жизни, в том числе литературу, прагматичности и цинизма. Но и о том, что сейчас по-настоящему интересен тот, кто испытал все это на себе и повернулся в сторону истинных ценностей – в опоре уже не на «наивную веру в добро», а на «горькую надежду, что добро все-таки существует». По-своему, но именно этим путем идет и «новое поколение русских авторов», родившихся и выросших в условиях самой новейшей истории страны, внутри культуры, которая соответствует этим условиям. В силу этого они видят и оценивают ее «изнутри» ситуации, недаром после первых лет работы «Дебюта» ее ответственный секретарь Виталий Пуханов заговорил на посвященных этой премии пресс-конференциях о том, что поступающие на конкурс «Дебюта» тексты – огромное исследовательское поле для социологов.

    В этих текстах отражаются мировосприятие и мировоззрение тех, кому пришлось наследовать культуру, несущую в себе далеко зашедшие разрушительные последствия всем известных и весьма серьезных социальных процессов. В интервью, данному во время этого визита в США Английскому ПЕН-клубу Алисой Ганиевой, говорится о периоде хаоса, на который пришлось время формирования ее поколения, о наличии у его представителей раскола сознания, о крушении веры в любые социальные институты и отсутствии какой-либо идеи, на которую можно было бы опереться, и так далее. Тем не менее, как и каждое, это поколение «изнутри» своей ситуации пытается определить параметры складывающегося культурного пространства, нащупать реально действующие нравственные ориентиры. При этом, как свидетельствует опыт премии «Дебют», из года в год все новые молодые авторы пробуют себя в литературной деятельности, и многие весьма успешно.

    Возвращаясь к вопросу об уверенности в себе и ощущении востребованности, следует сказать, что прием, оказанный авторам «Дебюта» в Нью-Йорке, явно укрепил в них и то, и другое. Мероприятия «Фестиваля», ведущими которых были известные американские журналисты, слависты и писатели и которые практически полностью проходили на английском языке, как правило, собирали полный зал. Чувствовался доброжелательный и неподдельный интерес к происходящему, диалог между залом и сидящими на сцене устанавливался легко, и вопросов было много. Прежде всего, конечно, речь шла о творчестве «новых русских авторов»: их представляли, они рассказывали о себе, читали отрывки из своих текстов на русском языке, после чего читались довольно значительные отрывки из этих текстов уже на английском языке. Однако разброс тем разговоров был очень широк, речь шла не только о литературе, но и о культуре в целом, и о политике. Формат встреч не позволял слишком долгой и глубокой беседы, но говорили достаточно серьезно и интересно – о тенденциях, задачах, национальной идентификации, положении на книжном рынке, в общем, понемногу обо всем на свете.

    В сущности же, всех интересовало одно: какое оно, это «новое» поколение русских писателей, и – соответственно этому – какая она, «новая» Россия. В интервью «Голосу Америки» со-основатель проекта «Causa Artium» Елена Сарни сказала, что она «еще помнит советских писателей», но «эти писатели сделаны из совершенно другого теста». «Мы пытаемся представить новое поколение русских авторов» – сказал другой со-основатель проекта Джон Наринс. – Сегодня с современной русской литературой на Западе ассоциируются Пелевин и Сорокин. А на самом деле такое восприятие отстает на целое поколение». Об этом же постоянно говорила и Ольга Славникова: в мире плохо знают действительно современную русскую литературу и ее авторов, часто представление о современности не идет дальше Булгакова, необходимо больше переводить и искать формы представления, стремясь занять свое место на мировом книжном рынке.

    Мир вступил в новую эпоху, которая диктует свои законы. Высокие технологии, интернет, скоростная связь и транспорт, взаимопроникновение культур – это то, что сегодня определяет жизнь всего мира. С самого начала премия «Дебют» стремилась к включённости в самые важные для современности культурные процессы, ориентируясь при этом на тех, для кого мир был таковым изначально. Анализируя результаты первого цикла премии в предисловии «Смотрите, кто пришел» к вышедшему в 2001 году сборнику авторов «Дебюта» «Пластилин», Славникова пишет, что жизнь «изменилась неузнаваемо» – «не по чьим-либо планам, а скорее вопреки и, как магрибский колдун из старого фильма, пошла в разные стороны»», и что авторы премии «в отличие от старших, существуют целиком в новом времени». И нынешняя, международная программа премии ориентирована на формирование у тех, кто в силу изначальной принадлежности сегодняшнему дню лучше других чувствует его пульсацию и ритмы, необходимого кругозора и нужных навыков, чтобы с достоинством нести, развивать и представлять русскую культуру, в том числе и как неотъемлемую часть мировой.

    Как сказала в упомянутом интервью Елена Сарни, русская культура – «не просто культура, а целая цивилизация, у которой есть много замечательных, удивительных черт, которых нет у других культур и цивилизаций». И присутствующих на мероприятиях «Фестиваля», большинство из которых прекрасно владели русским языком и достаточно хорошо знали русскую культуру, интересовало, какова же она на самом деле сегодня и что ждет ее завтра – исходя из того, что пишут и как оценивают перспективы этой культуры представители молодого поколения страны. При этом характерно, что в ходе разговора почти любой касающийся политики вопрос «новыми русскими авторами» переводился в сферу культуры, по ходу разговора как-то само собой становилось ясно, что именно в культуре, в идущих – и шедших ранее – внутри нее процессах следует искать корень всех проблем. Кстати говоря, касающихся политики вопросов, было немного, возможно, тон этому задала Валерия Пустовая, на первой же встрече заявившая, что «пост-пост-советское» поколение литераторов считает себя не «поколением Путина», а «скорее, поколением Пелевина» – в том смысле, что они «ощущают пустоту на месте объединяющего смысла, общей социальной задачи».

    Это заявление вполне согласуется с развиваемой Пустовой теорией «нового реализма», который, как она пишет в статье, вышедшей в «Русском журнале» сразу после визита в Нью-Йорк, «несмотря на недостаточную конкретность наименования и расплывающуюся широту его употребления, оказался главной презентативной идеей молодого литературного поколения – в Нью-Йорке это стало очевидно. И прежде всего потому, что за этим словосочетанием закрепился не столько эстетический, сколько социальный смысл». Сказано точно, по сути же, речь идет о преодолении власти той самой «пустоты», о которой говорилось в связи с Пелевиным. Имена именно Пелевина и Сорокина наиболее часто назывались в ходе дискуссий о том, что такое действительно современная русская литература, выдвинувшая сегодня уже новую генерацию авторов.

    На одном из выступлений в Нью-Йорке Пустовая назвала «новый реализм» «методом познания постсоветской России», «пережившей перестройку и обнаружившей себя в новой, еще необжитой», «неудобной, колкой, мрачной» реальности, и этот метод основан на «новой искренности и новой подлинности, близкой к документальной». Понятно, что обнаружение себя в этой реальности характерно отнюдь не только для молодого поколения, но в отличие от прочих оно не знало других реальностей и судить о них может только умозрительно. Недаром в романе Ирины Богатыревой «Товарищ Анна» (М.: АСТ, 2011), отрывки из которого читались на встречах в Нью-Йорке, описывается комедия моделирования ушедших в прошлое культурно-исторических периодов, превращающаяся в трагедию в случае попытки навязать настоящему уже даже не ушедшие в прошлое законы жизни, а умозрительное представление о них.

    Александр Снегирев, в ходе разговора о национальной идентичности, сказал, что осознает себя потомком очень сильно отличающихся друг от друга людей, имея в виду бурную историю России ХХ века, на протяжении которой сменилось несколько культурно-исторических периодов. Говорил он об этом совершенно спокойно, как человек, принимающий наследство от своих предков – в том виде, в каком оно ему досталось. Как говорится, уж что есть, то есть, и надо с этим разбираться. Как сказала Ирина Богатырева во время разговора о героях современности, сейчас в России люди пытаются понять, в чем состоит «общее движение страны», поскольку без этого невозможно ни понять настоящее, ни планировать будущее.

    В этом смысле «новый реализм» действительно, говоря словами Пустовой, «скорее социальное явление, а не эстетическое». Тем не менее, если характеризовать его эстетику, то к «новой искренности» и «новой подлинности», имеет смысл присовокупить, обратившись уже к ее тексту «Пораженцы и преображенцы», «по-реалистичному серьезное отношение к миру и человеку» (о «новой серьезности» заговорили после публикации в № 12 журнала «Новый мир» статьи «Отрицание траура» другого автора «Дебюта» – Сергея Шаргунова), использование в качестве «сюжетообразующего фактора» «энергию личности героя» и «ощутимое присутствие тайны» «в основе» «произведения».

    Ключевым здесь является слово «тайна», недаром в тексте статьи оно выделено курсивом. Неуловимая тайна истинной реальности мира и человека, обнаруживающая себя при серьезном, внимательном и скрупулезном всматривании писателя в реалии окружающего мира и сознания человека. В случае «нового реализма» – конкретного человека в его конкретных обстоятельствах, за которыми встает современный вариант путаницы-перепутаницы добра и зла, уродства и красоты, скрывающий искомую тайну современности. К этому следует добавить еще одно: наличие – часто при внешней бесстрастности – эмоционального сопереживания происходящего. Именно наличием боли за описываемую черноту жизни реализм отличается от чернухи. И можно, видимо, сказать, что «новый реализм» во многом тяготеет к признанным вершинам русской классики. Недаром еще в 2002 году в предисловии «Панорама» к сборнику авторов «Дебюта» «Война и мир» Славникова пишет, что «пришедшее в голову название сборника» «удивительно органично легло на корпус дебютовских работ», и что причину этого она видит в «величии жизни как повода написания текста» – сообразно «артикулированной» Сергеем Шаргуновым «новой серьезности».

    О цикличности и повторяемости в культуре и о «новом» как «хорошо забытом старом», точнее, по-иному, «по-новому» осознанном «старом», написано очень много. С этой точки зрения нынешнее «новое» – в ряду таковых. Как бы то ни было, атмосфера нынешнего дня буквально пропитана ощущением некой глобальной завершенности, собирания в одну точку если не всего, то огромного пласта прошлого и уже готовности к появлению из этой точки нечто неведомого. И возникший в этих условиях термин «новый реализм» с неизбежностью обречен на «расплывающуюся широту его употребления».

    Завершая разговор о визите делегации премии «Дебют» в Нью-Йорк, хотелось бы отметить в связи с ним еще одну, весьма характерную для нашего времени деталь: очень сильно смотрелась женская часть делегации. Тема заслуживает отдельной статьи, здесь же имеет смысл сказать, что в издательстве «Glas», главный редактор которого Наталья Перова одновременно является координатором международной программы премии «Дебют», только что вышел сборник «Still Waters Run Deep (Young Women’s Writing from Russia)», содержащий в переводе на английский язык произведения авторов «Дебюта» женского пола. Кроме Ирины Богатыревой и Ярославы Пулинович это Виктория Чикорнеева, Анна Лавриненко, Ксения Жукова, Анна Леонидова и Ольга Римша (название ее повести «Тихая вода» дало название сборнику).

    Это пятый «женский» сборник авторов из России, выпущенный издательством в переводе на английский язык, и в предисловии к нему Перова пишет, что «новое» поколение российских писателей-женщин сильно отличается от предыдущих. Она отмечает такие черты как уверенность в себе, широта тем, трезвость в оценках, острый ум, умение замечать важные детали, глубокое осознание главных проблем сегодняшнего дня – все это в сочетании с присущей женскому мировосприятию эмоциональностью дает удивительно интересное и весьма познавательное видение мира. В качестве принципиально нового Перова отмечает осознание своей лидирующей роли в социуме и стремление писать от лица мужского пола. Иными словами, похоже, что за «новой» женской литературой – большое будущее.

    В заключение необходимо отметить, что авторы «Дебюта» на встречах в Нью-Йорке говорили о России как об особенной и удивительной стране, жить в которой во многих отношениях всегда было сложно, и культура которой во многом парадоксальна и трудно постижима для иностранцев. Но при этом – как о стране, с которой неразрывно связаны их национальная и культурная идентификации. Общее настроение хорошо сформулировал на одной из встреч Александр Снегирев, вызвав при этом бурные аплодисменты: Россия – страна, «в которой мы счастливы жить», и мы «счастливы транслировать эту культуру».

    Все были согласны, что сейчас страна переживает сложный период, и тема утраты истинных человеческих ценностей и всеобщего цинизма поднималась неоднократно, но как-то по-рабочему, со спокойным оптимизмом. При этом весьма интересно высказались по этому вопросу во время разговора о героях современности Ирина Богатырева и Ярослава Пулинович. Пулинович сказала, что, если взглянуть на историю человечества в целом, то видно, что вне зависимости от смены ценностей на уровне социума и уровня цинизма, люди продолжают влюбляться, и появляются новые Ромео и Джульетты. Богатырева же сказала, что, по ее мнению, в России общество находится в подростковом состоянии, а в этом возрасте цинизм естественен, поскольку служит прикрытием для процесса формирования, с окончанием которого надобность в нем отпадает. На вопрос о негативных процессах, идущих в настоящее время в русском языке, она ответила так: да, норма снижается, но язык – живая система, с ним всякое уже бывало, и есть все основания верить, что с ним все будет благополучно. Что ж, оптимизм молодых обнадеживает.

 

10.10.2012

Комментарии

Для добавления комментариев вам необходимо авторизоваться через одну из социальных сетей:

livejournal facebook vk